Регистрация

Борис Фадеев: «У ММММ есть особенность. Это народный марафон!»

Борис Фадеев: «У ММММ есть особенность. Это народный марафон!»
В грядущее воскресенье, 18 сентября, стартует Московский международный марафон мира. Некогда главный беговой старт страны теперь вынужден оспаривать это звание с другими стартами. О том, как организовать соревнование с тридцатилетней историей в ста метрах от Красной площади рассказал директор фонда «Спортклуб» ММММ Борис Фадеев.
- Меня радует, что мы в лучшие годы собирали участников из 48 стран, - вспоминает Борис Фадеев. - Я могу сказать, что тогда только из США на Московский марафон приезжало около четырех тысяч человек. Американцы привозили футболки, которые мы дарили на финише. И вот только в 2010 году мы существенно двинулись вперед, было примерно на триста человек больше, чем мы собирали до этого, в 90-е и 2000-е. Правда, не на тридцать тысяч, не на три тысячи, а на триста.
 
Естественно, наш марафон имеет свои особенности. Он народный марафон. На каком еще марафоне можно стать чемпионом в десяти-двенадцати возрастных группах? У нас в девяносто лет можно стать чемпионом в своей возрастной группе. Не важно, за сколько ты преодолеешь марафон, главное, что ты его закончил. Трасса у нас закрывается через шесть часов после старта. Но если кто-то еще на трассе, мы финиш не закрываем, закрывается только дорога, можно добежать по тротуару. Но мы все равно ждем, когда финиширует последний участник, и отдаем ему медаль. В этом году мы прогадали, заготовили меньше медалей и футболок, чем нужно было – просто не ожидали такого количества бегунов. Но всем, кому не хватило, мы разослали медали и футболки.
 
Московским марафоном я руковожу с 1987 года. И сам я занимался бегом. Правда, на более коротких дистанциях, я мастер спорта в беге на 400 м. Даже был рекордсменом СССР среди юношей на этой дистанции. Потом благодаря занятиям спортом перешел работать в Научно-исследовательский институт физкультуры (ВНИИФК). Как научный деятель участвовал в подготовке к восьми олимпийским играм. 
  
Сам я марафон ни разу не пробегал. Участвовал в забегах на 5 км, 1500 м. Я и сейчас стараюсь заниматься спортом для здоровья, с удовольствием бегаю трусцой, использую легкие упражнения фитнеса. Мне же уже много лет. Когда проводишь соревнование, тем более такое крупное, как ММММ, там уже просто не до того, чтобы самому пробежать марафон. Очень занят. Поэтому в нашем марафоне я ни разу не участвовал.
 
Как думаете, что сложнее, организовывать марафон или бежать марафон?
 
Думаю, пробежать марафон проще. И в принципе не сомневаюсь, что и сейчас мог бы пробежать марафон, если потренироваться. Проводить марафон – это целая технология. Это работа, не только требующая хорошего владения теорией и практикой организации соревнований, но и требующая реализации в условиях того пространства, где мы располагаемся. Вот сейчас нам нужно получить разрешение Комендатуры и Администрации Кремля, чтобы устроить старт на Васильевском спуске. Чтобы проложить маршрут по центру Москвы, как мы это и делаем, нужно распоряжение Правительства города. Для обслуживания марафона нужно задействовать и медицину, и милицию, и многое другое. Многие компании и фирмы помогают нам в наших мероприятиях содействовать развитию массового спорта в Москве. Все это требует огромных ресурсов: организационных, технических, умения формировать эти проекты. При этом я пока молчу о привлечении средств. Ведь Москомспорт нам лишь немного помогает проводить Московский международный полумарафон, который проходит в мае, Кремлевскую милю в июне, и немного денег выделяет на сам ММММ, что получается около 10 процентов от всего бюджета марафона. Все остальные средства мне нужно искать самому.
 
А как же спонсоры?
 
В настоящее время у Московского марафона нет спонсоров. Есть официальные партнеры-соорганизаторы. Такая формулировка выгоднее для наших партнеров. Одно дело мы такие богатые, мы даем деньги, спонсируем мероприятие, другое дело – мы соорганизаторы соревнования, мы помогаем его провести. У нас есть генеральный партнер-соорганизатор, в 2010 году это была комапния Asics, есть генеральный парнтер-соорганизатор забега на 1980 метров. Отдельно выделены официальные партнеры-соорганизаторы поставщики продукции и так далее. Когда мы ушли от слова спонсор – стало легче с людьми работать.
 
Вообще у Московского марафона в разные годы было много партнеров, спонсоров, были генеральные партнеры беговые фирмы Nike, Sprandy, Asics. Почему они меняются и иногда довольно быстро?
 
Или меньше дают, чем нам надо, или у них есть какие-то требования, которые мы не хотим выполнять. Но, как правило, все исходит из бюджета компании и ее возможности взять на себя партнерство с таким крупным событием. У нас генеральным партнером были разные компании, не только беговые. Четыре года мы сотрудничали с Mercedes-Benz, потом они изменились, у них свои порядки пошли. Мы нашли другого партнера. И так постоянно. Вот сейчас Asics высказывается, что на будущий марафон хочет быть партнером.
 
Как находите партнеров? Как выстраиваете эту работу?
 
В первую очередь все зависит от стратегии компании, в которую мы обращаемся, от ее стремления достигнуть успеха в бизнесе. И второе, важно их желание показать себя общественности, рекламировать себя. На все это мы смотрим, когда ищем партнеров. Если мы видим, что компанию можно закрутить, то мы уже добываем информацию об этой компании через интернет. Вот недавно мне мои помощницы принесли информацию об одном хорошем банке, вскоре у меня уже будет готово письмо для них с предложением о сотрудничестве. Нужно быть внимательным, слушать различные рекламные сообщения по радио, читать в газетах. Искать зацепки, точки соприкосновения, тогда может получится продуктивное сотрудничество. Так я и работаю, просматриваю различные издания, выбираю, что может быть полезно нам, отдаю это своим сотрудникам, они уже более детально разбираются, как нам начать сотрудничество с той или иной компанией. Это технологическая работа, которая очень проста и в то же время может быть очень полезна.
 
Возможно ли от партнеров добиться именно материальной поддержки, а не просто выдачи сладких призов, воды и прочей мелочи?
 
Конечно! Мы в основном и работаем на материальную поддержку – просим только деньги. Кстати, для удобства работы, для оптимизации всего производства, мы ушли от формулировок коммерческой деятельности и перешли в сферу благотворительных программ, которые налогами не облагаются. Зачем нам переплачивать? Ведь мы делаем только то, что в соответствии с законодательством, которое определяют статус благотворительной организации. Или вот Москомспорт хорошую схему придумал. Платят не напрямую судьям за работу на марафоне, а платят на питание судей. Естественно, все берут эти деньги с собой и не тратят их на еду. Если бы платили зарплату, с нее пришлось бы платить налоги. Мы же круглый год держим своих людей, у нас есть штат, у нас есть техническое обеспечение. Правда офис в Москве нам предоставляют безвозмездно, но и нами очень довольны те, с кем мы работаем. Вот, грамоты висят, благодарственные письма от Олимпийского комитета России, от МВД, от Русской православной церкви. Мне даже некуда все эти письма повесить.
 
Почему ушли с изначальной трассы марафона, которая проходила одним кругом по всей Москве?
 
А мы и не ушли с трассы олимпийского марафона. Дело в том, что мы перестали бегать из Лужников. Раньше старт марафона был с территории стадиона «Лужники». Но зрителей-то на нем не было. К тому же «Лужники» - это самостоятельное предприятие, стоимость аренды большой спортивной арены – десятки тысяч долларов. Спрашивается, нам это надо? Нет! Ну и что такое «Лужники» по сравнению с Васильевским спуском? Это же престижно бежать от московского Кремля. И старт и финиш у знаменитого Кремля! Лужники по сравнению с этим задворки. Но мы почти до территории Лужников добегаем по набережной, дальше делаем разворот и в обратную сторону. Мы и полумарафон в мае проводим по такой же трассе. А Кремлевская миля! Разве лучше что-нибудь придумаешь – соревнования прямо возле Кремля. Кстати, Кремлевскую милю придумали благодаря голливудской актрисе Джейн Фонда. В 90-х годах она приезжала в Россию и по просьбе мэра Москвы я организовал женский пробега на тысячу человек вокруг Кремля. Она мне говорит: «Борис, а почему бы тебе не придумать такой пробег рядом с Кремлем?». Я говорю, уже придумал. Буду проводить Кремлевскую милю, но не вокруг Кремля, а возле него. Миля – это же очень престижная дистанция в Англии. Когда идет миля, все встают и снимают шляпы. Соревнования на эту дистанцию проводятся в Лондоне, Нью-Йорке, Токио и мы стали проводить. Теперь уже в этом году это будет девятнадцатая по счету Кремлевская миля.
 
Продолжая тему трассы марафона, скажу, что раньше мы бегали по обеим сторонам реки, забегали и на Воробьевы горы, в парк культуры им. Горького но это не очень удобно. Там бегунам не нравится, большие перепады высот, там бывает очень грязно, это не так просто. Раньше мы спокойно пробегали по парку Горького, сейчас там настроили аттракционов, теперь бежать там неудобно. Зачем туда лезть, когда можно прекрасно бегать туда-назад по набережной. Бегунам вообще очень нравится, бежишь на чистой трассе, свежий воздух, рядом река. Когда еще выдается хорошая погода, то лучше трассы не найдешь.
 
Есть мнение, что идеальной трассой был бы один круг по городу, как проводятся известные марафоны, например Нью-Йоркский...
 
Это сложно. Даже не с той точки зрения, чтобы перекрыть дороги в городе, а просто плохие условия для бега. Были годы, когда мы бегали марафон от спорткомпдекса Олимпийский по дорогам. Ну и что было хорошего? Это же ужасно, выходить на Садовое кольцо и по нему бегать? А там машины, ведь все Садовое не перекроешь, перекрывают только часть дороги. А сколько там копоти, дыма от машин?! Поэтому мы ушли на набережную Москвы-реки. Это самая удобная и экологически чистая трасса, из всех, которые я знаю вообще в мире. Тот же Нью-Йорский марафон начинается за самим городом, потом пробегают три моста, вбегают в запыленный город и бегут по улицам в парк. И что тут хорошего? Люди привыкли, им нравится, они считают, что их трасса лучшая. На Бостонском марафоне бегут постоянно с горы. Что в этом хорошего? Не каждому это понравится. Везде марафоны устроены по-своему, исходя из той территории, которая в свое время была отдана для проведения этого мероприятия. У нас, я считаю, с этим все очень даже неплохо. Единственное, что если бы было меньше кругов по набережной, то было бы более комфортно для бегунов. Но с другой стороны, это позволяет человеку рассчитывать свои силы, в конце концов, можно без проблем сойти с дистанции, не нужно никуда далеко идти.
 
Какие сложности в проведении марафона уже удалось преодолеть, а какие еще предстоит?
 
При нашем тридцатилетнем стаже, сегодня сложность только в одном – привлечь средства и привлечь участников. Все остальное уже для нас элементарно. Средства привлечь под марафон сейчас стало сложнее, тем более сейчас в кризисный период. Только самые стойкие компании нам помогают, мы стали меньше получать от партнеров. Но призовой фонд мы не снизили. И угощение для участников мы не прекратили. Как раньше проводили паста-шоу в ресторане, так его и проводим. Перед прошедшим марафоном мы накормили почти тысячу человек в ресторане Олимпиада-80. Это здорово, люди пришли, покушали, потанцевали, повеселились, посмотрели концерт. При этом мы стараемся следовать требованиям Международной ассоциации пробегов по дорогам, то есть вручать всем медали на финише, футболки. К тому же добавляем еще две дистанции «десятку» и милю, которая в прошедшем году стала 1980 м в честь года проведения Московской Олимпиады.
 
С чем связан скачок популярности марафона в конце 80-х?
 
Я думаю, это связано с появлением понятия «здоровый образ жизни» и нашим выходом заграницу. Дело в том, что сегодня в Америке бегает регулярно более 30 миллионов человек, из них многие участвуют в марафонах. У них есть громадное количество марафонов, как, впрочем, и нас, но вся разница в количестве участников. Мы сейчас самый массовый марафон, а за нами очень мало массовых пробегов. И не потому что они такие плохие. Просто нет сейчас столько бегунов. Дорого стало. Попробуй-ка приехать из восточной части России на марафон в Москву. В связи с этим все бегуны разделились на две части: те, кто до Урала, то есть западная часть страны и те, кто после Урала, то есть восток. Это все только потому что дорого просто приехать и пробежать марафон, заплатить за билет, за гостиницу.
 
То есть, поэтому сейчас мы видим такой спад популярности марафонов в России?
 
Я бы не назвал это падением популярности. Скорее регулярные пробежки, которые тогда были нормой жизни и вообще увлечение людей бегом, сейчас только начинает возвращаться в нашу жизнь. Был очень тяжелый период в жизни нашей страны в 90-е годы, тогда очень резко изменилась ситуация и с популярностью Московского марафона. Сейчас, примерно с 2005 года начинает немного ситуация выправляться. В 2010 году увеличилось количество участников почти на четверть.
 
Каким вы видите идеальный Московский марафон?
 
Идеально – это когда все четко и ясно отлажено. Могу сказать, что у нас большая проблема с судейством. Не потому что кто-то плохо думает о судействе или недооценивает его. Сейчас вообще одна из крупнейших проблем, например, в Москве, где взять судей на соревнования. Молодежь в судейство особенно не тянется. Это в основном люди пожилые, даже среднего возраста очень мало. Потому что интерес к судейству очень сильно снизился почему-то.
 
Потому что мало платят…
 
Это уже второй вопрос, сколько платят. Но ведь заграницей есть слово волонтер. У нас, к сожалению, этого нет. Ну, есть, только за деньги. Поэтому по крайней мере в Москве остро стоит вопрос о судействе, причем не только в легкой атлетике. У нас есть университет физкультуры (РГУФКСиТ), но его студенты не хотят работать судьями, хотя их опыт, их знания очень бы нам пригодились. Поэтому нам приходится как-то выкручиваться. У нас есть стабильная бригада, кто обеспечивает все судейство, но ее не хватает. Нас разочаровывает, что молодежь не идет в судейство.
 
Вы заинтересованы в том, чтобы ММММ прибавлял не только в количестве участников, но и во времени победителя?
  
Я-то лично заинтересован. Но сегодня время победителя оплачивается определенной ценой. Первое – это призовым фондом. Если приличные деньги дают, то и люди приезжают под этот фонд. Если денег совсем мало, то на такой марафон не едут элитные бегуны, какой им смысл там бежать. У нас есть момент, что мы даем призы не только победителю в абсолютном зачете, а что мы платим победителям и призерам во всех возрастных группах. В 12 возрастах у женщин и 13 у мужчин мы выдаем денежные призы за каждое призовое место. Денежную сумму устанавливает Москомспорт, это небольшие деньги от 450 до 900 рублей, этого даже не хватает на оплату дороги. А за первое место в абсолюте в 2010 году был приз в сто тысяч рублей. В других странах призовые суммы исчисляются тысячами и десятками тысяч долларов, более того, бегунов там покупают. Мы никого не покупаем. Нам предлагают, например, африканцы, оплатите нам дорогу, гостиницу, потерю рабочего времени. Так посчитаешь, нужно отдать тридцать тысяч долларов только чтобы он приехал, а чтобы он стартовал нужно еще заплатить. А если он выиграет, то соответственно он забирает первый приз. У нас такого нет, поэтому мы и народный марафон – кто приехал, тот и бежит. Да и стартовые взносы у нас низкие 150-200 рублей, в зависимости от срока подачи заявки. Для иностранцев дороже, но все равно в пять раз дешевле, чем, скажем, в Америке. И люди с удовольствием к нам приезжают бежать. Теперь у нас есть партнер, спортивный туроператор, который в 2010 году зарегистрировал почти 700 человек из-за границы.
 
Что изменилось в организации марафона в связи с переходом экономики в целом к рыночным отношениям?
 
Скажем так, это не повлияло на условия организации. Это повлияло на количество людей, участвующих в пробеге. Потом, после 1995 года, когда обострились отношения с Западом, возникла куча проблем по участию иностранцев в нашем марафоне. Раньше из Америки к нам приезжало по четыре тысячи человек, а сейчас 40-50 человек если есть, то и слава Богу.
 
Вопросы задавал Тимур Арустамов

   16.09.2011    14:08
Просмотров: 2304 


Комментарии:


Добавить свой:

Имя (*):

Комментарий (*):



Введите символы, изображенные на картинке (*):



Звездочкой (*) отмечены поля, обязательные для заполнения.