Регистрация

"Московская лыжня” умирает под натиском строек

    Всякий вид спорта требует соответствующих спортивных сооружений. Фигуристам нужны катки, легкоатлетам — стадионы, лыжникам — трассы. 
    Все стадионы и катки кому-то принадлежат. Хозяева содержат их и не позволяют прохожим жарить шашлык на беговой дорожке и стрелять по пустым бутылкам на теннисном корте.
Зато на лыжных трассах это можно делать совершенно спокойно. Официально почти все они бесхозные и существуют благодаря энтузиастам, вкладывающим в трассы свои деньги и силы, но не имеющим на них никаких прав...
    Подъезжайте вечером к Битце и посмотрите на лес сверху — с моста через МКАД. Вы увидите фантастическую картину: по темному лесу цепочкой бегут крохотные светлячки.
    Это любители лыжного спорта. Днем они работают, а вечерами катаются с фонарями, потому что в богатейшей Москве — сияющей по ночам подсветками и рекламами — до сих пор нет ни одной освещенной лыжной трассы. В Швеции и Норвегии они есть в каждом городке. У нас ближайшая в Архангельске. Поэтому наши лыжники бегают, как гоблины, с фарами на голове.
    Что касается самой Битцы, то этот парк — символ лыжного спорта в постсоветский период. Лет двадцать назад там была просто зона отдыха. Потом несколько энтузиастов стали делать здесь трассы, поставили строительные бытовки — разумеется, без какой-либо юридической основы. Постепенно все это разрослось, превратилось в лыжный клуб. Стали проводиться гонки на тысячи участников. Сейчас там в выходные катаются десятки тысяч людей. Реально это лучшая по подготовке трасса в Москве, более 21 км лыжни под “классику” и “конек”. И все — на общественных началах, включая спортшколу “для чайников и взрослых любителей”!
    Граждане самостоятельно организовали себе спортивно-оздоровительный комплекс. Молодцы! Казалось бы, власти должны поддерживать подобные начинания. Но власти, наоборот, их губят.
Около трехсот гектаров Битцевского леса переданы Службе внешней разведки, а то поле, где сейчас старт, выкупила частная компания. Говорят, строительство начнется уже весной. Поднимутся жилой массив, торговый комплекс и что-то физкультурное, типа фитнес-клуба.
    Битцу “пилили” несколько лет. Лыжники пытались отбиваться, организовали “Штаб по спасению Бутовского леса”, ходили, просили, писали, стояли. Все напрасно.
    Лыжные трассы проходят по земле. Земля дорогая и с каждым годом становится все дороже, а свободных кусков остается все меньше. “Нет ни одной трассы, которую при желании нельзя было бы уничтожить, — считает главный редактор журнала “Лыжный мир” Иван Исаев, принимавший деятельное участие в борьбе за Битцу. — Потому что нет закона, который бы их охранял. Лыжных трасс как спортивных сооружений не существует в принципе”.
Почти все трассы Москвы и Подмосковья “живут” на птичьих правах по договоренности с местной администрацией и только до тех пор, как никто не покусился на участки земли, по которым они проложены.
Таким образом, к примеру, функционирует лыжный клуб “Ромашково”, созданный по инициативе Ивана Кузьмина, чемпиона мира по лыжному ориентированию. Сначала он готовил трассу чуть ли не в одиночку, а года два назад собралась компания, человек пять, организовали в деревне стадиончик, парковку, сделали проход прямо на трассу (раньше надо было ходить через МКАД).
    Зимой в Ромашкове проводится множество гонок, летом — кроссы. Призы, горючее для снегохода, зарплата тому, кто ежедневно “буранит” трассу, — все оплачивается из добровольных пожертвований.
    В Ромашкове по выходным катаются сотни людей, это популярное место, но, как объяснил “МК” один из членов клуба Дмитрий Ревинский, “трасса не существует как объект правоотношений. Лес, по которому она проложена, относится к лесничеству Академии наук. Мы готовим трассу на основе договоренностей с лесничеством. Но правовые перспективы непонятны. Сейчас нас не подгрызают. Но это до тех пор, пока наш лес не попал под изменение статуса”.
    Похожая ситуация в Подольске, Протвине, Видном, Долгопрудном, Пересвете под Сергиевым Посадом. Лыжники сбиваются в клубы — обычно пять-шесть активистов — и самостоятельно расчищают трассу, укатывают “Бураном”, проводят гонки. Успех зависит от наличия состоятельного спонсора и хороших отношений с местным лесничеством и администрацией. Причем никакой помощи спортсмены от них не ждут — лишь бы не мешали, не прогоняли из леса.
Сергей Поздняков, хозяин трассы в Лыткарине, последние двадцать лет укатывает ее каждые выходные. “Буран”, купленный на собственные деньги, везет на трассу на прицепе — за десять километров. Можете представить, сколько на все это у него уходит сил и времени.
    “По воскресеньям здесь катаются до сотни человек, — рассказывает Сергей. — Едут как к себе домой. Мне кажется, им даже в голову не приходит, что трассу кто-то готовит, укатывает. Хоть бы лопату с собой взяли, спросили, где вам тут помочь, что расчистить…”
    В Лыткарине та же проблема, что и везде: трасса не зарегистрирована, поэтому ее невозможно защитить от любителей поноситься на джипах и поскакать верхом.
    Лыжники развешивают на деревьях умоляющие объявления: “Друг! Ради детей! Не ломай трассу!!!”. Заваливают подходы бетонными блоками, роют канавы, насыпают сугробы снега. Но все не перекроешь, а от идиотов спасения нет.
По словам Виктора Кошелева, директора лыжной базы Олимпийского центра “Планерное”, джипы и квадроциклы прорываются даже на огражденную территорию центра. Что касается той трассы, где проходят гонки “Московская лыжня” на призы мэра, то она полностью открыта, поэтому там от снегоходов и квадроциклов лыжникам и вовсе проходу нет.
“Трасса “Московской лыжни” не оформлена и не утверждена, — говорит Кошелев. — Стройки наступают на нее со всех сторон. В последние 15 лет мне каждый год приходится менять трассу, поскольку выясняется, что там, где она шла раньше, уже что-то строится. Еще год-два, и вся территория за рекой будет закрыта для лыжников”.
“Московская лыжня” — любимое детище мэра Лужкова. Но пройдет совсем немного времени, и проводить ее будет негде. От 50-километрового марафона останутся одни обрезки.
    Семь с половиной километров на огражденной территории Олимпийского центра “Планерное” и пятнадцать километров в Красногорске, закрепленных за муниципальной спортивной организацией “Зоркий”, — только эти две трассы финансируются властями. Все остальные функционируют на общественных началах, включая шикарную трассу в Одинцове, не уступающую лучшим европейским образцам.
    Здесь главная движущая сила — мастер спорта Алексей Воропаев (младший), а главный финансист — начальник местного ДРСУ, энтузиаст лыж. Шестикилометровая трасса шириной шесть метров ежедневно — утром и днем — укатывается ретраком. ГСМ, амортизация, зарплата водителю, аренда трала — все вместе стоит 120—150 тыс. рублей в месяц. Платит ДРСУ.
    В Одинцове катается вся Москва. Парковка — на двести машин. В выходные туда не заехать, забита битком. У жителей Москвы и Подмосковья — огромная потребность и желание кататься на лыжах.
В следующем году за счет того же ДРСУ планируется приобрести для одинцовской трассы снежную пушку (150 тыс. евро, между прочим), а местные власти обещают провести освещение.
С властями хороший контакт. Но при этом те же трудности, что и везде. У трассы нет законного статуса. Земля, по которой она проходит, находится в лесопарковой зоне Москвы. Сейчас решается вопрос о передаче этих двухсот гектаров городу Одинцово. Если получится, трасса превратится в муниципальное предприятие и будет частично финансироваться за счет города. Но до этого светлого дня еще надо дожить. В декабре Барвихинский лесхоз уже попытался сдать в аренду на 49 лет часть трассы. Сделку, правда, приостановили и признали незаконной. Но следующая попытка может оказаться более удачной.
 * * * 

    Пока готовилась эта статья, я познакомилась со многими лыжниками. Они попросили через нашу газету передать свое обращение к властям.
    “Уважаемые власти! — сказали лыжники. — Не рассказывайте нам, как хорошо и важно заниматься спортом. Дайте возможность это делать. Узаконьте двадцать трасс в Москве и области. Ну что вам стоит это сделать, таким большим и грамотным? Пускай кто-то не поднимет очередные два миллиона, не страшно. Позаботьтесь лучше о людях. Десятки — если не сотни — тысяч москвичей всю зиму при первой возможности встают на лыжи. Лыжные гонки — национальный вид спорта. Люди хотят кататься!”
    Недавний триумф биатлонистов в Эстерсунде — это, конечно, очень здорово. Но нельзя постоянно сидеть и болеть у телевизора. Болельщикам и самим надо бегать. Если нет освещенной трассы, то с фонарем на лбу. Хотя бы так. Лишь бы бегать.

   01.03.2008    01:23
Просмотров: 2046 


Комментарии:


Добавить свой:

Имя (*):

Комментарий (*):



Введите символы, изображенные на картинке (*):



Звездочкой (*) отмечены поля, обязательные для заполнения.